zlatoalex (zlatoalex) wrote,
zlatoalex
zlatoalex

Category:

Криминальная судебная психиатрия как схема отъема имущества

Всем знакомым с областью отстаивания своих гражданских прав известна сфера проведения судебных экспертиз, как одна из самых темных сторон российского судопроизводства, а судебная психиатрия как ее самая темная часть. Как говорится чужая душа потемки, в которых ловкие дельцы нашего времени могут спокойно проворачивать свои делишки, без опаски быть уличенными. Однако обстоятельства последнего времени, говорят о том, что размах злоупотреблений в судебно-психиатрической сфере в Татарстане приобрел такие формы, что уже просто очевиден и не может игнорироваться общественность.
Как известно суд у нас независим, беспристрастен и объективен. Все доказательства по делу он оценивает по своему внутреннему убеждению в их совокупности и не одно из них не имеет заранее установленной силы.
Именно соблюдение таких принципов наделяло бы суд потенцией являться единственным субъектом обладающим непререкаемой способностью устанавливать факты, имеющие юридическое значение, что обеспечивало бы верховенство права в общественных отношениях.
И воде бы данное принципиальное положение монолитно четко определяет функциональную роль суда, которая совершенно вписывается в социальный статус судьи, и не должно было бы вызывать у последнего ни каких сомнений относительно методов ведения судопроизводства, однако учитывая формализованный подход к ведению дел и их абстрагированность от реальности, данный принцип очень часто дает трещину в вопросах проведения экспертизы. Что впрочем может объясняться другой составляющей социального статуса судей в современной российской действительности, наделяющей последних возможностью творить факты не заботясь об их реальности.
Пленумом Верховного суда РФ в постановлении от 19 декабря 2003 г. N 23 дал конкретные разъяснения, в соответствии с которыми: "Судам следует иметь в виду, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами». Данное разъяснение однако очень часто наталкивается довод судов о том, что они сами не обладают соответствующими специальными познаниями и не могут делать соответствующие выводы, что должно освободить их от бремени установления фактов при вынесении решения, что противоречит основному принципу доказывания судопроизводства. Фактически же такое положение подменяло бы роль судов экспертными учреждениями, что не допустимо, однако в российской судебной практике зачастую так и происходит и даже более того дает лазейку для вынесения откровенно неправосудных решений.
Так в настоящий момент я представляю интересы наследников по завещанию. Споры же о наследстве и завещании всегда характеризуются общими чертами, проведения во многих случаев посмертной судебно-психиатрической экспертизы завещателя, для признания его недействительным.
В этом случае наследник по закону оспорил завещание по мотивам того, что умерший завещатель был болен раком и в момент составления завещания не мог осознавать свои действия и руководить ими. Здесь сразу надо отметить, что физиологические заболевания не означают автоматически появление психических расстройств и определенное нарушение сознания, выводы о чем можно сделать только в каждом конкретном случае при оценке поведенческих признаков человека. То есть предметом данного экспертного исследования является психика подэкспертного а не физиология, которая при проведении посмертной экспертизы может быть исследована только на основании свидетельских показаний. И соответственно экспертное заключение должно содержать анализ психического состояния и выводы о психических нарушения если они имеются.
Так вот в описываемом случае экспертное заключение сделанное ГУАЗ «Республиканская клиническая психиатрическая больница им ак. В.М.Бехтерева», являющеюся центром проведения судебно-психиатрических экспертиз по Татарстану, не содержало никаких сведений о нарушений психики подэкспертного, основанного на оценке его поведения.
В ней вообще отсутствовал диагноз психического расстройства, которое помешало бы подэкспертному осознавать значение своих действий и возможность руководить ими . Выводы данного экспертного заключения представляли собой перечисление физиологических симптомов заболевания. Такие как затруднения мыслительных усилий, истощаемость, уменьшение способности к целеноправленному вниманию, замедленность реакции на внешние стимулы. Данные симптомы ни как не были отражены в медицинской документации и были включены экспертами в заключение лишь потому, что характерны практически для большинства достаточно тяжелых физиологических заболеваний человека, как например простая простуда, и не относятся к нарушениям из сферы психиатрии, и ни как не свидетельствуют сами по себе о невозможности осознавать свои действия и руководить ими. То есть эксперты психиатры сделали свои выводы, необходимые назначившей экспертизу стороне без применения знаний в области психиатрии и даже не затруднившись обосновать свои выводы логически опершись на факты.
Оно и не удивительно поскольку все допрошенные свидетели показали, что умерший ни когда в жизни, а так же в период смерти не проявлял ни каких признаков неадекватности и нарушения психики.
Однако не смотря на это, а так же на то, что данное экспертное заключение противоречило всем основным требованиям приказа Минздрава от 12.08.2003 №401, которым утверждена инструкция по заполнению экспертного заключения, судья Авиастроительного районного суда Казани Куханева Г.В. отказывает в проведении повторной экспертизы в ином учреждении. Более того ей даже отказывается в допросе эксперта.
Вынося же решение об удовлетворении иска судья, судья ни как не затруднила себя оценкой экспертного заключения с учетом доводов другой стороны, а попросту переписала часть экспертного заключения в своем решение. Тем самым передав функцию судопроизводства в экспертное учреждение, которое обойдясь безо всяких доказательств и даже специальных познаний в области психиатрии и разрешило дело без всякой зависимости от справедливости, законности и даже реальности. Что указывает на просто криминальный характер произошедшего.
При этом случаи проведения подобного рода экспертиз мне известны еще. Учитывая же очевидный характер не соответствия экспертного заключения самым основным нормативным требованиям и научности, а так же то, что судья Куханева Г.В. несмотря на это безоговорочно принимает это заключение, не мотивированно отказав в проведении повторной экспертизы без даже простого допроса эксперта, может говорить только о налаженной откатанной схеме незаконно судебного отъема имущества. Поскольку гарантию безответственности экспертам психиатрического учреждения за проведение откровенно незаконных судебных экспертиз может дать только суд, что делает их в этой схеме звеньями оной цепи.
В таком случае остается только надеяться на то, что вышестоящие судебные инстанции не подержат существование такой схемы в дальнейшем, что только подтвердило бы криминальную сущность нашей государственности.
Tags: не правосудное решение, психиатрия, судебная экспертиза
Subscribe
promo zlatoalex february 2, 2018 20:44 41
Buy for 10 tokens
мы требуем общественного отчета судов по случаям судебного произвола! Прошедший в субботу 27го круглый стол по вопросам судебного произвола в формате конференции в Казани, собрал на этот раз людей как с других городов Татарстана, так даже и из других регионов посредством скайпа. Съехались из…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments